У коренного москвича и воспитанника звездного ЦСКА Александра Зыбина значительная часть жизни связана с городом на Неве. В 1990-х годах как игрок он три сезона провел в СКА при Борисе Михайлове. В начале 2000-х, уже в эпоху Газпрома, работал в армейском клубе селекционером, а последние шесть лет тренировал команды «Динамо». Причем был «главным» и в МХЛ, и в ВХЛ. В последние годы работал с женщинами, привел их к медалям ЖХЛ. И даже успел внести вклад в формирование молодежного звена СКА, дав парням путевку в большую жизнь, будучи наставником юниорской сборной России.

 

Михайлов знал, что я и Шастин - его правая рука

- В вашей карьере было два главных тренера - Тихонов и Михайлов?
- Почему? Еще и Юрий Иванович Моисеев! Когда я в ЦСКА играл, утренние тренировки проводил Тихонов, после чего уезжал куда-то по делам, а с нами оставался Моисеев... Плюс Сергей Алексеевич Николаев - в Ярославле с ним работал.
- В Ярославле после перехода из ЦСКА вы в тройке с Васильевым и Масленниковым действительно «навели шорох».
- Все началась с матча с «Химиком» в Воскресенске. Тихонов почему-то решил, что я виноват в пропущенной шайбе, хотя меня в тот момент не было на площадке. При этом, когда решил уйти из ЦСКА, мне не давали возможность выступать ни за один московский клуб. Борис Майоров приглашал в «Спартак» - в первое звено к Капустину и Шепелеву, но Тихонов наложил вето. Пришлось ехать в Ярославль. Потом в команде появился Мишка Васильев, и образовалась наша тройка, где Масленников был в центре. Дома за сезон мы единственный матч проиграли - московскому «Динамо». А так забрасывали три-четыре шайбы в первом периоде и заканчивали (улыбается)! С ЦСКА 4:4 сыграли, хотя выигрывали 4:2. Потом меня обратно звал в ЦСКА Борис Петрович.
- Тихонов и Михайлов были разные по характеру?
- Конечно. Тихонов - большой фанат своего дела, но больше теоретик, тактик: кого с кем поставить. В ЦСКА тогда хватало талантливых игроков. Практически четыре звена в сборной. Михайлов же был достаточно требовательный, любил дисциплину. Но у Бориса Петровича под рукой находился другой состав. Рядовой коллектив, без «сборников». С ними требовалось больше работать. Да, где-то он хвалил, но и кричал.
- При этом к вам, когда играли уже в СКА, Михайлов относился достаточно бережно.
- Он знал, что при ветеранах - мне и Жене Шастине - в раздевалке СКА всегда будет порядок. Мы - его правая рука - всегда поможем. Коллектив у нас был хороший, однако что-то не складывалось тогда у СКА. Может, не хватало разноплановых, мастеровитых игроков.

 

Почти половина зарплаты вычиталось в пользу государства

- Как выживали хоккеисты в те годы? Зарплаты не выплачивали, контракты нарушались…
- Я не застал такие лихие времена. Выступал за границей: в Италии, Австрии, Швейцарии. Хотя у нас там тоже вычитали почти половину зарплаты в пользу государства. Но я не жалуюсь, у меня хорошие контракты были. В Россию вернулся, когда уже платили. Единственный сложный момент, когда мы с Михайловым пере­шли в ЦСКА, который «ОНЭКСИМ-Банк» финансировал. Год был безобразный. Почти сразу началась кутерьма. Подачки приносили всякие: по 200, 500 долларов…
- Нынешним хоккеистам этого не понять.
- Конечно. Сейчас если задержат зарплату ненадолго - при их контрактах - сразу крик! Времена изменились, и некоторые игроки порой просто ходят в КХЛ по кругу...
- Вы доиграли почти до 40 лет. Это фундамент, заложенный в ЦСКА, или здоровье от родителей?
- Конечно, «предсезонки» в ЦСКА многое давали. Не каждый такую подготовку выдержит. Месяц работы на «земле». На лед выходили только в августе. По три тренировки в сутки: утром, днем и вечером. Три раза в неделю - понедельник, среда, пятница - легкая атлетика. На «Песчаной», где сейчас «ВЭБ-Арена». Легкоатлеты недоумевали: «Как вы здесь носитесь»?
- Жестко.
- Плюс разминка была 30 минут на трибунах - как тренировка, а потом основная часть. Но нам хватало этого задела до декабря. В дальнейшем подтягивали в индивидуальном порядке «физику» после тренировок. Может, поэтому меня «предсезонки» в других клубах и не страшили. Хотя только в самом конце карьеры Михайлов стал оберегать меня от длительных кроссов. А так наравне со всеми бегал. Сейчас «предсезонки», которые были в ЦСКА, только Знарок в московском «Динамо» практиковал.

 

С Николаевым нехорошо поступили в Ярославле. Один инфаркт, потом другой - так и ушел!

- Кстати, на финише карьеры вы могли оказаться как раз в «Динамо».
- Да, у меня было предложение от Билялетдинова. Но позвонил Николаев, сказал: хорош, мол, ерундой заниматься и страдать - поехали со мной в Саратов работать, помощником. И мы дома с супругой решили - 40 лет, может, уже хватит?! Хотя еще сезон в «Динамо» можно было и поиграть. Но я ни о чем не жалею.
- Тренерскую карьеру вы начали как помощник Сергея Николаева. Как выглядел изнутри один из главных «хохмачей» нашего хоккея?
- Сергей Алексеевич - из старой советской тренерской плеяды. За словом, конечно, в карман не лез. Мог и пошутить, и поругать. Очень честный по отношению к хоккею и строгий к себе. Все в нем сочеталось. Нехорошо с ним поступили в Ярославле. Один инфаркт, потом другой - так и ушел!
- Какой главный тренерский урок у него взяли?
- Он обычно говорил: «Ну чего спрашивать с тех, кто играть не умеет, надо спрашивать с тех, кто умеет». И я сейчас думаю: какой смысл кричать на тех, кто тебе не принесет пользы?.. Николаев, конечно, мог найти подход к каждому игроку. Ведь до Ярославля не добирались особо мастеровитые люди. Хотя все, кто ушел из ЦСКА, были на первых ролях в дру­гих командах: и в «Динамо», и в «Спартаке»... А сейчас, наоборот, в другие коман­ды идут те, кто не нужен на нынешнем месте. Народ зачастую неквалифицированный. Многое решают связи.

 

По потенциалу Овечкину и Малкину игроки молодежного звена армейцев уступают, но…

- Хоккей превратился в спорт для богатых?
- Да. Ведь вся экипировка очень дорогая, приходится все родителям приобретать.
- Вы успели поработать и с юниорской сборной России в 2017-18 годах. Можно сказать, открыли всех игроков молодежного звена СКА: и Марченко, и Морозова, и Галенюка... Подколзин, хоть и на год младше, тоже играл в вашей сборной.
- Да, он мне очень нравился, и я его взял на чемпионат мира U-18. Но после второй игры на турнире Василий палец сломал. Говорит: «Я выйду на следующий матч». Спрашиваю: «Как? Клюшку держать не можешь! Палец в гипсе!» Подколзина может ждать яркое будущее. Но я считаю, ему надо еще как минимум один сезон провести в СКА, постараться помочь молодежной сборной выиграть чемпионат мира и только потом отправляться в НХЛ.
- Могут ли игроки молодежного звена СКА в будущем стать опорой национальной команды?
- Они должны играть в сборной, но не на первых ролях. Второе-третье звенья…
- То есть по потенциалу они уступают тому же Овечкину, Малкину?
- В целом - да. Но многое будет зависеть от того, как дальше пойдет их игровое развитие. Я желаю этим ребятам только удачи в НХЛ!
Игорь ГУРФИНКЕЛЬ.

Хоккей Зыбин Александр

Наши партнёры

СМИ2

banner telegram

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в понедельник,

1 июня