Продолжение юбилейного интервью с бывшим полузащитником «Зенита», президентом Фонда «Зенит»-84 Александром Канищевым, которому 8 мая исполнилось 60 лет.

 

Стояли человек 15 «казанцев» - бритоголовые, у каждого ствол

- Когда мы с вами встречались зимой 1996-го в вашем офисе на набережной Макарова, это, кстати, было мое первое обстоятельное интервью, вы производили впечатление обеспеченного и уверенного в себе человека. Я не ошибся?
- Скажу так: c юношеских лет мы дружны с Борисом Ротенбергом. Наверняка слышали такую фамилию (смеется)? Сейчас он - миллиардер. В 1996-м, о котором вы вспомнили, думаю, я мало в чём уступал Борису. Он в то время в Финляндии был тренером в спортивной секции. Я же - долларовым миллионером, и поверьте, чувствовал себя прекрасно. Об этом, конечно, не стоило бы говорить, чтобы не будоражить чужое воображение.
- Но мы говорим про 90-е годы, сейчас, по-моему, никого уже не напугаешь миллионами…
- 90-е - время тяжелое и очень опасное. Оставаться на волне можно было только будучи правильным и сильным духом человеком. В то время каждый зарабатывал как мог. Я никогда не работал с госзаказами, зарабатывал деньги сам. Мой одноклубник по «Зениту» и питерскому «Динамо» Игорь Комаров после завершения карьеры начал работать в КГБ, потом - в охранной структуре «Торнадо». Он, как никто другой, знает, какие случались передряги и как доводилось себя вести в тех или иных ситуациях, когда речь шла буквально о жизни. Нужно было выстоять перед напором бандитов и тех же «ментов», не сломаться! Деньги зарабатывались большие, но поверьте, легкими они не были!
- Наезды рэкета?
- Было разное. Однажды мой близкий человек, продавая квартиру, оказался в заложниках у ребятишек из казанской группировки. У него была хорошая квартира, в старом фонде на улице Чайковского. Ему удалось позвонить мне и попросить помощи: «Можешь за меня вписаться?»
- Вы и вписались?
- Пришлось. Ждать помощи от правоохранительных органов шансов не было. Я взял с собой пацана из «малышевской» грядки, так… для моральной поддержки. Приехали мы в ЛДМ (Ленинградский дом молодежи. - Прим. автора). Нашли офис, где нас «ждали», а когда зашли внутрь, я просто в ужас пришел. Человек 15 «казанцев» - в тренировочных костюмах, бритоголовые, почти у всех стволы. Моя подмога как-то сразу обмякла.
- Ваша реакция?
- Первая реакция - у меня нёбо обсохло, такое случается при сильном стрессе. Подумал: всё, приехали, живыми отсюда уйти будет непросто!
- Что произошло дальше?
- Я волевой человек, меня тяжело сломать, умею собраться в стрессовых ситуациях. Ну и «разрулил» так, что вскоре мы покинули ЛДМ целыми и невредимыми, да еще и с деньгами. А ребятки в «костюмах» остались при своих интересах. Этот человек был мне благодарен всю оставшуюся жизнь.
- Сюжет покруче, чем в «Бандитском Петербурге»!
- Поверьте, так всё и происходило. Только в кино играли актеры, пусть и классно играли, а со мной подобные истории случались в реальной жизни.
- С прототипами «Антибиотика», на мой взгляд, гениально сыгранного Львом Ивановичем Борисовым, доводилось встречаться?
- Футболисты «Зенита» 80-х продолжали оставаться известными в городе и знали практически всех авторитетов. Малышев, Кумарин, «Фека», «Костя-могила». Со всеми доводилось общаться. У нас не было никогда никаких напряженных отношений, всё со взаимным уважением. Мы знали, кем были эти люди, но каждый выбирал себе свою дорогу. Чтобы делать большой бизнес в то время, нужно было что-то из себя представлять.
- Что же это был за бизнес, позволивший бывшему футболисту за несколько лет стать долларовым миллионером?
- Начну издалека. У меня был контракт с польским клубом «Легия» из Варшавы, но в 1993-м я получил тяжелую травму колена, в Риге мне сделали операцию. Полгода нужно было восстанавливаться, в те годы медицина в России была на уровне каменного века. В тот момент и приехали ко мне ребята из Риги, предложив делать совместный бизнес в России. Дело пошло. Честно говоря, потом мне было смешно вспоминать, сколько я зарабатывал в «Легии», хотя у меня был не самый плохой контракт. Смысла не было возвращаться, ты уже считался в 33 почти пенсионером! Контракт расторгли, и я с головой погрузился в новую работу. Конечно, понимаю, что завершил карьеру рано. В сегодняшнее время поиграл бы лет до 40.
- Мы немного ушли в сторону: что же это был за бизнес?
- Поставляли алкоголь из Европы. В то время в Россию хлынул большой поток различных товаров, вспоминаю, только ленивый этим не занимался.
- Но не всем удавалось сколотить состояние.
- Я был совладельцем нескольких заводов, выпускавших эту продукцию. Все очень хорошо пошло, но, как всегда бывает… нет ничего вечного!
- В «Легии» вы пересекались с Мацеем Щенсны - отцом нынешней звезды «Ювентуса»?
- Классный вратарь. Отношения у нас не сохранились, но в то время хорошо общались. В «Легии» со мной играл еще один папа будущей европейской звезды - Зелински (Петр Зелински - игрок «Наполи». - Прим. автора). Да и вообще в Польше было классно. Там я впервые почувствовал себя профессиональным футболистом.
- А как же одна из любимых «фишек» пропагандистов, что поляки очень не любят русских?
- Знаете, на уровне нормальных людей это полная ерунда! Это все для программ «Время покажет» или Соловьева (смеется). Отлично ко мне относились. Ни разу не почувствовал негатива. Это были прекрасные годы.

 

Думаю, Бышовец даже не знал, кто ему оплачивал контракт

- Знаю, вы не любите вспоминать, как оплачивали контракт Анатолия Бышовца в «Зените», но из истории факт не выкинешь…
- В 1996-м при участии своего друга, покойного ныне Алексея Степанова, я создал Фонд «Зенит»-84, целью которого было помогать бывшим игрокам «Зенита», многие из которых не имели вообще средств к существованию. В клубе Виталий Мутко хорошо знал о моих делах, мы с ним очень часто общались. В то время он очень хотел «общаться со мной», времена были тяжелые, и многим действительно приходилось помогать… Например, СШОР «Зенит», когда у города не было денег содержать спортивные школы, какое-то время существовала за мои деньги (зарплаты тренерам, экипировка, поездки детских команд за границу и т.д.) Неоднократно ко мне приезжал и тогдашний генеральный директор «Зенита» Виктор Сидоров, тоже царствие небесное, просил финансовой помощи для клуба. А когда Анатолий Бышовец возглавил «Зенит», меня попросили оплатить часть его контракта. Мне не очень удобно об этом рассказывать… Но, пользуясь случаем, раз уж вы попросили рассказать об этом, хочу напомнить современным руководителям «Зенита»: вам было непросто тогда, и мы были с вами рядом… Это сегодня есть Газпром и из недр страны можно финансировать кого угодно!!!
- У Бышовца был очень серьезный контракт? Впоследствии, правда, тренер это опровергал...
- У него был контракт за миллион долларов.
- Вам не хотелось задать классический одесский вопрос: «И шо я с этого буду иметь?».
- Наверное, тогда мне это очень льстило. Я был молод, и казалось, что Бога поймал за рукав. Мог делать все, что ни попросят, не скрывая ни от кого и ничего. Понимаю, что совершил много ошибок. Деньги должны быть в тишине. Как показала жизнь, они имеют свойство становиться нужными и «другим людям».
- Мутко с Бышовцем вас хотя бы поблагодарили?
- Виталий Леонтьевич не всегда даже здоровается, я внешне, наверное, очень изменился! «Смех в зале»… Что касается Анатолия Федоровича, у нас были нормальные отношения, полагаю, он даже не грузился, из каких источников ему «капает» зарплата. Я просто делал перевод со своего счета на указанный «Зенитом» счет.

 

Карусель движется вверх, а Веденеев на руках висит...

- Интересно... Опустимся из 90-х в относительно спокойные и стабильные 70-е - 80-е. Поведайте нашему читателю, каким образом вы оказались в узбекской команде «Каршистрой», а не в дубле «Зенита»?
- Я был на сборах в «Зените» еще в 1977-м. Все началось с того, что в юношах отказался переходить в ЛОМО из клубной команды «Красного треугольника», где я воспитывался с детских лет у тренера В.Г.Медведева. Мне сразу было сказано: дорога в «Зенит» будет закрыта. Так и получилось. Мягко говоря, не сложились отношения с одним из помощников Юрия Морозова, того, который ранее и просил меня перейти в ЛОМО.
- Но Узбекистан-то каким образом появился на горизонте?!
- Меня туда пригласил питерский тренер Александр Федоров (в будущем тренер питерских «Кировца» и «Динамо». - Прим. автора). Там человек девять ленинградцев собралось. Самые известные - Алексей Степанов, Сергей Веденеев, которые впоследствии стали чемпионами Союза в 1984‑м, Александр Малышев, сегодняшний тренер «Ленинградца» Борис Рапопорт и ещё несколько ребят. Вот мы и поехали туда повышать свое спортивное мастерство (смеется). Нам предложили по тем временам фантастические деньги, чтобы мы согласились. В «Зените» тогда и близко таких не получали.
- Фантастические - это сколько?
- С премиальными более тысячи рублей набегало. Кто жил в те годы, может себе представить, какие это были деньги. Мы, восемнадцатилетние ребята, просто не знали, куда их тратить. Банковской системы не было, в недвижимость не вложить. Все принадлежало государству. Возвращались в Ленинград и просто прогуливали. А вообще, в Карши подобралась хорошая команда (в 1979-м «Каршистрой» финишировал на 13-м месте в зональном турнире второй лиги. - Прим. автора). Жаль, что отношение к спортивному режиму не позволило нам прогрессировать.
- Простите несведущего человека: как же в Карши нарушать режим? Там же жара!
- А знаете, как хорошо «заходит» после тяжелой игры или тренировки холодное шампанское (смеется)?! Это супер! Только не подумайте, что мы были алкоголиками, просто любили красиво отдохнуть! Там столько веселых историй можно вспомнить.
- Ждем хотя бы одну из них.
- В один из выходных дней, кажется, это было на Первомай, мы проснулись, а стол уже накрыт.
- Кто же позаботился?
- Леша Степанов. Он раньше всех просыпался, заботливый парень, он был у нас, как мама. Отметили мы праздник и решили отправиться в город. Красиво оделись. Джинсы, модные рубашки. Город разделяла горная река - арык с холодной водой. Оказались между двумя мостами, расстояние приличное. Мы уже были настолько хорошими, что просто решили не заморачиваться и перешли реку вброд (смеется). Во всей одежде. А вода-то ледяная. Сразу стало легче, освежились и продолжили свой путь в люди…
- Чувствую, на этом похождения питерцев по Карши не закончились?
- Верно. Решили прокатиться на колесе обозрения. Заплатили за один круг. Серега Веденеев выскочил, а мы поехали дальше. Сергей Геннадьевич побежал за нашей люлькой, но не успел заскочить и… повис. Карусель движется вверх, а Веденеев на руках висит. Парень он крепкий, отчаянный. Шум, смех, крики: «Человек за бортом!». Уже не до смеха, высота приличная, да ещё выпившие, ну, мы его за одежду как-то и втянули в нашу кабинку. Обошлось без жертв (смеется). Вот так мы жили и играли в Узбекистане…
- Впервые о вас заговорили, когда Александра Канищева признали лучшим полузащитником турнира «Переправа». Для тех, кто не в курсе - это был смотр 15 юношеских сборных бывшего Союза плюс Москвы и Ленинграда. Такие соревнования - лакомый кусочек для селекционеров?
- Это был очень крутой турнир. Сборная Ленинграда серьезно подготовилась, с очень хорошим подбором талантливых молодых футболистов. Я, чего скрывать, был тогда в полном порядке. Турнир мы выиграли, и предложения действительно были. По своей глупости я отказал «Днепру». Начальник команды, по сути президент клуба Геннадий Жиздик, очень меня уговаривал, в Питер приезжал, с мамой моей беседовал.
- Почему же не уговорил?
- Я был очень наивный: «Хочу играть в Ленинграде, тут Эрмитаж, Летний сад, Невский проспект». «Слушай, парень, ты поиграешь в Днепропетровске, вернешься и купишь этот Эрмитаж», - аргументировал приглашение Жиздик (смеется).

 

К Морозову вообще нет никаких претензий

- Однако вместо «Днепра» вы отправились в ленинградское «Динамо», которое в городе никому не было нужно.
- Неправильное и парадоксальное решение. Хотя, если все наши пути предначертаны, значит, так и должно было случиться. После Узбекистана в «Динамо» вообще бесплатно, можно сказать, играли.
- Зато армию отслужили?
- Не угадали. В армию я не попал по другим мотивам. Я был единственным кормильцем в семье и получил освобождение.
- Повезло?
- С моей точки зрения, мне нечего там было делать, хотя кому-то нравилось…
- Из «Динамо» была кратчайшая дорога в «Зенит»?
- Опять же - не для меня. Хотя многие ребята - Воробьев, Кузнецов, Дмитриев, Комаров, кто со мной играл, оказались в «Зените. Тут, опять же, встал на пути один из помощников Морозова. Гнобил меня за мою своенравность. Может быть, тренерам в рот не заглядывал? Не знаю. Это сейчас в российских клубах тренеры учитывают психологические особенности, твой характер, мировоззрение, пытаются найти общий язык. Тогда было просто: не будешь делать, как я сказал, - пошел вон! Поверьте, выбор игроков в Питере был огромный. На каждую позицию. Я был не единственный из ленинградских воспитанников, кого такие тренеры загоняли за Можай…молодых. И ведь в 90-е мы с ним вновь столкнулись, когда я создал Фонд и ветераны просили помощи. Только он уже был у моих ног.
- Не было желания вытереть ноги?
- А как вы думаете?.. Соблазн велик всегда отыграться. Но я этого делать не стал. Просто выказал уважение к этому человеку, который намного старше меня. Вот как жизнь распорядилась. Не плюй в колодец…
- Почему Юрий Андреевич не встал на вашу сторону?
- У Морозова был слишком большой выбор футболистов, чтобы отвлекаться на частности. К Андреичу вообще нет никаких претензий, он был резкий, но искренний и отходчивый. Мы с ним много лет спустя, когда уже от таких, как я, зависела судьба тренеров «Зенита», - за рюмочкой коньячка пооткровенничали. «Ты уж извини, Саня, ты был хороший игрок, талантливый, но против тебя такой был шелест…» Так я уехал в Ригу.
- Поговаривали, что «Даугава» не хотела выходить в высшую лигу, да и покупатели на свободную вакансию находились?
- Я не буду говорить, что происходило без меня. Но в 1985-м мы выиграли первую лигу и поехали в Москву играть переходный турнир (в нем участвовали «Черноморец», «Нефтчи», «Даугава» и ЦСКА. - Прим. автора) с единственной целью: следующий сезон начать в «вышке». Сливать никто не собирался. Эта история случилась уже на месте. Главным нашим конкурентом был «Нефтчи», начали ходоки по номерам в гостинице ходить с «мешками» и предлагать каждому… Это деморализовало команду! Единым коллективом мы уже не были. Я не хочу говорить о каких-то своих подозрениях. Но, возможно, нашлись люди, кто повелся… «Нефтчи» вообще был «раскладушкой» по игре, тем более в манеже, но за счет «серьезной работы» оба матча мы им проиграли. Хотя по качеству игры и подбору футболистов «Даугава» была командой высшей лиги.

 

Садырин пообещал две квартиры и «Волгу» ГАЗ-24

- В «Зенит» вы вернулись в 26 лет. Согласитесь, поздно для дебютанта, по советским меркам?
- Отнюдь. Это был самый расцвет, я находился в прекрасном состоянии. Вот только снова совершил ошибку.
- Неужели опять «Днепр» звал?
- Не поверите, но в Днепропетровске обо мне не забыли. Тренер Евгений Кучеревский лично на переходном турнире в Москве приглашал меня. Однако я хотел вернуться в родной город. К тому же, выражаясь современным языком, подписал с «Зенитом» очень хороший контракт.
- Инструктора по спорту ЛОМО?
- Меня оформили, как и всех тогда. А еще Садырин пообещал выделить две квартиры - для моей семьи и для мамы, а также «Волгу» ГАЗ-24. И все свои обещания выполнил! Немного не повезло в игре с пловдивской «Тракией» - получил тяжелую травму. Парадоксально, что нанес ее один из лучших друзей Алексей Степанов. Хотя так все хорошо начиналось, забил два гола в дебютном матче за «Зенит» на Турнире породненных городов. Однако о футболе в команде уже никто не думал.
- Как это проявляется, когда головы футболистов забиты чем-то посторонним?
- Футболисты начинали интересоваться: кто сколько получил премиальных, какую машину «выбил», кто «золотой», кто «серебряный»... Много всяких нюансов. Почему Канищеву, пришедшему из какой-то «Даугавы», дали все сразу, а мы, «золотые», должны ждать?
- Вы снимаете с себя ответственность за то, что произошло в «Зените в 1987-м?
- Ни в коем случае! И пьянки были, и гулянки, я был вместе со всеми в общем заплыве. Увы…
- Письмо за отставку Садырина подписывали?
- Конечно. Поддался тупому чувству коллективизма. Правильно было бы высказать собственную точку зрения и проявить характер, но лидеры тогдашнего «Зенита» были очень сильно чем-то обижены на Павла Федоровича, и шансов у него практически не оставалось. Я не очень понимаю причину, но якобы он какое-то количество магнитофонов привез из Японии, и его помощники тоже. Глупость несусветная…Тогда мы заблудились в трех соснах, начали решать и раскладывать, что должен делать тренер, а что нет. Потеряли, как говорят, берега. Федорыч, к сожалению, попал под этот расклад.
- Когда осознали, что в «Зените» у вас нет будущего?
- В 1986-м «Зенит» мог стать чемпионом. Но мы сами отдали золотые медали. Не хочу никого обижать, но это факт. Выгоднее было сразу получить «бублик» не напрягаясь, чем за него бороться! Для киевского «Динамо» чемпионство оказалось, видимо, важнее… наших собственных спортивных достижений!
- Что была за история, когда Геннадий Тимофеев подрался в кафе «Север» на Невском?
- Ситуация очень серьезная. Гена просто отскочил. Могли «закрыть», как Кокорина с Мамаевым. И должны были, но тогда не было такого информационного освещения. Если бы Кокорин и Мамаев покуролесили в те годы, об этом, поверьте, никто бы и не знал.
- Помните ваше резонансное интервью осенью 1987-го, или это журналисты подставили?
- У меня взяли интервью из «Комсомольской правды». Я все сказал откровенно: за сезон команда единственный раз собралась духом - когда снимала Садырина. Все остальное время мы валяли дурака!
- В команде на вас сильно обиделись?
- Тогда в сознании многих из нас не было адеквата. На собрание меня назвали «белой вороной», начали отчитывать, прорабатывать, самые близкие друзья в команде предали. Я попрощался и вышел за дверь. Будьте здоровы! На этом мое пребывание в «Зените» закончилось.

 

С Марадоной мы похожи. Только зарплаты разные

- Что сейчас происходит с Фондом «Зенит»-84?
- В 90-е ребята просто выживали. Я создал структуру, которая могла не попрошайничать, а сама зарабатывать. К сожалению, не все оказались для этого приспособлены. Все повисло на мне, я вложил в Фонд за два десятилетия огромные деньги. Сегодня Фонда практически нет. Это никому не нужно. Выгоднее просто представлять команду ветеранов и просить у клуба деньги. Ну и соответственное отношение, если мы не уважаем сами себя, кто же нас будет уважать?
- Для любого европейского топ-клуба иметь в своем штате команду ветеранов - это так же естественно, как мыть руки перед едой?
- После долгого перерыва, когда у нас якобы возникали конфликты с Митрофановым, при Фурсенко вообще отношений не было… После прихода в клуб Александра Медведева помощь пошла. Он просто нормальный человек и слышит просьбы людей, которые работали на имя «Зенита». Для Газпрома оказывать помощь ветеранам - это щелкнуть пальцем. Однако все равно приходится просить, с трудом убеждать выделить средства для поездок на турниры.
- Вас часто путали с Диего Армандовичем Марадоной за внешнее сходство?
- В дни чемпионата мира в России я оказался в одном из питерских отелей, сидел там в полумраке, подходят представители нигерийской делегации и спрашивают автограф. Я не понял сразу. Они: «Диего! Армандо!». Посмеялся я от души. Пришлось объяснять: я не тот, за кого себя выдаю. Наверное, мы внешне похожи с Марадоной. Мне лестно сходство, но я всегда отвечал на этот вопрос: «Мы похожи. Только у нас зарплаты немного разные» (смеется).
- Главные жизненные постулаты, полагаю, вы уже осилили - сына вырастили, дом (думаю, и не один) построили, дерево посадили, что дальше?
- Все это состоялось. Но я такой человек, что не провожу черту. Жизнь течет и ставит новые задачи. Бизнес или еще что-либо, но человек должен быть деятельным. Я смотрю на некоторых своих сверстников, и не покидает ощущение, что они доживают жизнь. Ни о каком покое я даже не думаю, все время хочется какого-то движения. Надеюсь, и на 70, и на 80 лет мы с вами еще обязательно поговорим.
Алексей ПАВЛЮЧЕНКО.

Редакция «Спорт уик-энда» присоединяется к поздравлениям. Желает Александру Васильевичу здоровья и фарта во всем… Странно, что на официальном сайте ФК «Зенит» так и не появилось поздравление с 60-летним юбилеем Александра Канищева…

 

Футбол Зенит ФК Канищев Александр

Наши партнёры

СМИ2

banner telegram

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в понедельник,

1 июня