Первое появление избитых чиновников заставило засомневаться защиту футболистов: «Реальный срок возможен…»

После перерыва в несколько дней вчера возобновились судебные заседания по делу о футболистах-хулиганах, устроивших драки в центре Москвы 8 октября и вот уже более чем полгода находящихся под стражей в СИЗО «Бутырка». С утра в Мосгорсуде была рассмотрена апелляция защитников обвиняемых по поводу продления тюремного срока всем четверым до 25 сентября. Если рассмотрение дела затянется до этой даты, то Кокорин, Мамаев и Ко просидят почти год. Но суд, как и предчувствовали адвокаты, оставил апелляцию без удовлетворения. Впрочем, бесстрастным, несмотря на предугаданность исхода, это слушание не было.

Просто прозвучала команда «сидеть»

В принципе, ничего нового на этом заседании мы не услышали. Защита приводила уже известные аргументы: дело громкое, но не общественноопасное, скрываться обвиняемым нет никакого смысла. Адвокат Александра Кокорина Татьяна Стукалова снова жаловалась на некачественное оказание медпомощи своему подзащитному на прооперированном колене: «Если так будет продолжаться, то действительно колено придется менять на искусственное, что означает инвалидность». Все речи адвокатов заняли примерно часа полтора, а прокурор «торпедировал» их менее чем за минуту. И судья согласился с обвинением.
«37 секунд заняла речь прокурора и не прозвучало ни одного довода, доказательства - всего того, что требует закон, не происходит, - итожил Вячеслав Барик, адвокат младшего Кокорина. - Меня смущает не равнодушие судьи, а то, что в суде все формальные процедуры отдают видимостью законности, а её там нет. По закону, чтобы всё проходило объективно, обвинение и защита должны быть равны в правах, а суд устанавливает, чьи доводы более весомые. У нас всё в суде происходит по-другому. Прокурор не излагает должных доводов, что при иной мере пресечения они будут как-то препятствовать продвижению дела. Нет этих доводов. Просто прозвучала команда «сидеть».

«Тебе повезло, что остался жив»

Пятое заседание по существу дела началось после перевозки обвиняемых в Пресненский суд Москвы. Из-за этого оно началось с двухчасовым опозданием. И сразу было посвящено ознакомлению суда с протоколами показаний 12 свидетелей - со стороны защиты, полицейских, прибывших по вызову в кафе, где состоялась драка, и других. Так можно было значительно ускорить судебный процесс. Но по ходу чтения документов распахнулась дверь, и в зал вошла громко говорящая на ходу компания. Суд взял паузу. Оказалось, прибыл пострадавший в драке в «Кофемании» руководитель департамента Минпромторга Денис Пак со своими адвокатами. Это было главное событие дня - опрос Пака и второго пострадавшего генерального директора НАМИ Сергея Гайсина.
И их показания существенно отличались от рассказов свидетелей защиты, которые выступали с этой трибуны несколькими днями раньше. «Компания молодых людей вела себя шумно, уже с утра пребывала в состоянии алкогольного опьянения и явно выказывала неуважение к обществу, - сообщил Пак, поглядывая в листки с записями. - А ведь в заведении были и другие посетители, среди которых я заметил беременную женщину. В качестве примера хамского поведения могу привести тот факт, что одна девушка села на колени к Александру Кокорину и начала с ним целоваться, а затем положила голову в область его паха. Всё это было очень неприятно».
А вот и трактовка начала конфликта: «Через некоторое время услышал выкрики «гангнам стайл» в издевательском тоне. Спросил у компании: «Вы обращаетесь ко мне?» Они все ко мне повернулись, и я понял: да, они обращались ко мне. Тогда я довольно в корректной форме сказал им, что они ведут себя по-хамски и неуважительно по отношению к находящимся в кафе людям».
После чего Пак рассказал, что к нему направились братья Кокорины. Первым претензии на словах предъявил младший, а Александр схватил стул и пытался ударить им чиновника по голове, но Пак защитился рукой, что смягчило удар. Основное обвинение Пака: компания угрожала его здоровью и жизни. «Меня называли китайцем, говорили, чтобы я возвращался в свой Китай и делал замечания там. Всё это было неприятно - я один, их пятеро. Они ведут себя агрессивно. Через некоторое время кто-то крикнул из толпы, что они меня убьют», - сказал чиновник, отметив, что сама драка продолжалась две-три минуты, после чего в конфликт вмешались другие посетители кафе, пытавшиеся успокоить обе стороны. «Градус агрессии на протяжении всего инцидента снижен не был. Никакого примирения не было, как пишут в СМИ. В этом случае компания не вела бы себя так агрессивно, когда уходила».
По окончании допроса Пака перед чиновником извинились Александр и Кирилл Кокорины, однако тот им отвечать не стал.

«По стандартам ФИФА их ждет незамедлительная дисквалификация»

Разницу подходов защиты и обвинения объяснила позже адвокат Пака Наталия Шатихина. Во-первых, по статье «Хулиганство», которая вменяется Кокорину и Мамаеву, примирение не предусмотрено. «Они говорят: «Нам очень жаль, что так получилось». Что на это можно ответить? - вопрошала адвокат. - Всем жаль, что так получилось, и это большая трагедия для всех, кто в этом принимал участие. У них ситуация складывается не лучшим образом».
Во-вторых, с точки зрения Шатихиной, защита ошиблась в тактике: надо было признать обвинение, пойти на особый порядок рассмотрения - тогда общественность не узнала бы всех этих грязных подробностей, а вред имущие люди в таких случаях заглаживают через благотворительные организации. Ведь пострадавшие не выставляют исков, считая, что нанесен вред обществу. Да, тогда пришлось бы получить реальный срок, но меньше на две трети - не более трех лет…
И самое печальное: в случае обвинительного приговора с признанием унижения Пака по расовому признаку, адвокат считает, что футболсты будут дисквалифицированы на достаточно большой срок. «В дисциплинарных стандартах ФИФА употребление алкоголя и некоторых наркотиков является меньшим нарушением, нежели расовая или национальная дискриминация, за которой следует незамедлительная дисквалификация. Вопрос участия в спортивных соревнованиях в течение обозримого будущего для человека с таким составом крайне спорен».

«Состояние компании было неадекватным на 100%»

Второй потерпевший в «Кофемании» из-за драки с футболистами - генеральный директор НАМИ Сергей Гайсин. Он руководит тем самым учреждением, которое разработало спецтавтомобиль для первых лиц государства «Аурус», сейчас работает над созданием отечественного автобеспилотника - да и еще много чего. А за 100 лет своего существования этот научно-исследовательский автомобильный и автомоторный институт сотворил многое из того, чем гордится страна. И вот 8 октября генеральный директор НАМИ попал в переделку вместо деловой встречи с чиновником Минпромторга Денисом Паком.
«Было понятно, что товарищи были не в совсем трезвом состоянии. В неадекватном - это 100 процентов. Моя задача была их успокоить, - сказал Гайсин. - Пытался выяснить, вызвали ли полицию, и отвлекся. В этот момент получил удар от Мамаева в подбородок и очки. Потом Протасовицкий применил удушающий прием, стал удерживать за шею. Затем бил младший Кокорин. Как в момент всего конфликта они выражались, я дословно уже не вспомню. Фраза «Скажи спасибо, тебе повезло» шла в контексте: благодари, мол, что тебя здесь не убили. Мне извинений никто не приносил. Паку извинений тоже никто не приносил. Что касается пожатых рук и объятий, даже вопроса такого не стояло. На каком наказании настаиваю? На усмотрение суда. Так себя с людьми не ведут. Я значительно старше, никого не оскорблял».

Хорошо, хоть не цугцванг

«В суде Пак сказал, что он никакого срока для ребят не хочет, но по характеру действий и его представителей, как мне показалось, всё наоборот, - сказал Вячеслав Барик, адвокат младшего Кокорина. - Судя по обвинительному уклону, всему процессу, то можно прийти к выводу, что реальный срок возможен».
Как видим, настроение и настрой участников процесса меняются. И внезапное появление ВИП-потерпевших тому виной. Оказывается, защита к этому сегодня была не совсем готова, что несколько странно после полугодичного заключения их подопечных. Как бы там ни было, этот раунд суда можно по-шахматному назвать шахом защите. Хорошо, что хоть не цугцвангом. Напомним, этот немецкий термин в буквальном переводе означает «принуждение к ходу». То есть положение, когда любой последующий шаг ведёт к ухудшению позиции.
Суд продолжится сегодня в 14:00.
Валерий ПАВЛОВ.

Мамаев Кокорин

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в пятницу,

18 октября